%d0%b2%d0%b8%d1%87

Спустя год после присоединения СПИД-Центра к КВД в Мурманске начался рост инфицирования

За первые четыре месяца 2016 года Мурманский областной Центр специализированных видов медицинской помощи протестировал на ВИЧ 2 (двух) геев (в справке написано «гомо- и бисексуалистов»).

«А мы протестировали 53 человека за два часа…», — говорит Сергей Алексеенко, руководитель региональной инициативной группы поддержки ЛГБТ-сообщества «Максимум». Он даже не иронизирует, все эмоции кончились. Мурманская область давно входит в число наиболее пораженных ВИЧ регионов. Год назад  местный Центр-СПИД был объединен с КВД. С тех пор там остановлена вся профилактика в уязвимых группах, которая велась на протяжении 25 лет.

«За 2015 год заболеваемость осталась на уровне 2014 года, ситуации стабильна, — привычно отчитывается главврач объединенного учреждения Аркадий Амозов.

«Те цифры, что они докладывают, это — результат работы Центра-СПИД за 24 года, — говорит врач-эпидемиолог, депутат Мурманской областной Думы Наталья Лещинская. — А результаты их работы мы увидим через 3-4 года…»

На самом деле, результаты слияния видны уже сейчас, если 2015 год сравнивать не с прошедшим, 2014, а с нынешним, 2016.

Видно, что за первые 4 месяца 2016 года заболеваемость выросла по сравнению с первым кварталом прошлого года на 24,6%. Видно, что диагноз СПИД в прошлом году установлен  уже 122 пациентам (в 2014 г. – 92), а умерло по причине ВИЧ — 43 (в 2014г. – 36).

Кроме того, за год из учреждения уволилось 25 врачей, умеющих работать с «уязвимыми группами», прекратилось тестирование секс-работниц и МСМ. А до кучи новое руководство отказало в помещении группам Анонимных Наркоманов и… ЛЖВ.

 Валентина Лихошва: профилактики нет.

О реорганизации Мурманского областного Центра-СПИД начали говорить в начале прошлого года. Суть была в том, чтобы присоединить его к Мурманскому областному Центру специализированных видов медицинской помощи. Проще говоря — кожно-венерологическому диспансеру. Мотивировали решение тем, что здание СПИД-Центра находится в аварийном состоянии, и после присоединения пациенты получат лучшее оснащение и просторные кабинеты.

— До 1 апреля 2015 года в штате было около 50 сотрудников, включая стоматологов, — рассказывает Валентина Лихошва, исполнительный директор мурманского РОО по профилактике аддиктивного поведения «Вектор». – Сейчас в МОЦСМП остался один инфекционист на 5577 пациентов. Но самое главное, что раньше СПИД-Центр занимался профилактикой во всех «уязвимых группах». А сейчас — нет…

Во-первых, у Центра был оборудованный автобус «Доверие», который много лет ездил по  точкам с секс-работницами. В автобусе женщин консультировали, тестировали на ВИЧ, выдавали контрацептивы. В Центре-СПИД их принимал «дружественный гинеколог».

— В среднем на улице секс-работницы проводят год или чуть больше, так как многие из них наркозависимы, — говорит Валентина Лихошва. — Потом они просто пропадают. Не знаю, уезжают, погибают… С ними необходимо работать, чтобы сохранить им даже не здоровье, а жизнь. Но сейчас автобус «Доверие» стоит где-то в гараже, на точки не ездит. Хотя руководитель КВД им отчитывается!..

Для наркопотребителей работала группа психологической поддержки «Территория жизни». Сейчас работа прекращена несмотря на то, что по самым грубым прикидкам в области инфицировано 9% наркопотребителей.

Отдельное направление — МСМ. Раньше сотрудники отдела клинической эпидемиологии и профилактики СПИД-Центра сами приходили на группы ЛГБТ, организовывали консультации психолога и эпидемиологов, тестировали людей в клубах. Какой еще Центр-СПИД так работал?

— После слияния активисты ЛГБТ-инициативы Мурманска обратились к новому руководству с просьбой продолжить совместное тестирование, — рассказывает Лихошва. —  Но получили отказ. Сейчас мы все делаем силами сообщества и волонтеров  (в том числе — бывшие сотрудники Центра СПИД) при поддержке Открытого Института Здоровья. А вместе с ЦСМП мы ничего делать не можем, потому что там врачи просто не понимают, как надо с людьми разговаривать. «Бисексуалисты» — это их креатив…

Представители всех профилактических направлений говорят, что неоднократно пытались договориться с новым руководителем. И никак.

Но в день моего приезда в конце июня вода и пламень – дирекция, волонтеры и НКО – встретились за «круглым столом».

 Антон А.: врачей нет.

Стол был, конечно, не круглый. Это был вариант отчетно-перевыборного собрания. Рядком сидели главврач Аркадий Амосов, областной Уполномоченный по правам человека Александр Патрикеев и первый замминистра здравоохранения Мурманской области Роман Москвин. Перед столом рядками, как в кино, сидели сотрудники НКО, бывшие сотрудники СПИД-Центра и пациенты.

Замминистра доложил, что  ситуация стабильна, 363 случая в 2015 году, 366 – в 2014-м:

— Администрацией предпринят ряд мероприятий… Автобус «Доверие» провел за год 18 акций… 478 человек были охвачены…

Аркадий Амосов рассказал, что эпидемия вышла за рамки «уязвимых групп», не надо на них одних зацикливаться, путь передачи в основном половой, почти 70%, но все стабильно.

Одна из сотрудниц Центра сказала, что работа идет, есть все врачи, даже педиатр.

Картина вырисовывалась умиротворяющая.

Но тут Антон, пациент центра, спросил, почему в штате больше нет невропатолога, который ему нужен.

Москвин спокойно объяснил, что невропатолог, работающий в Центре-СПИД, теряет квалификацию, и не сможет потом опознать простейший инсульт. Так что невролог в Центре не нужен.

Антон похлопал глазами, но потом спросил, а почему он и к стоматологу не может записаться? Ему говорят, что нет записи.

— Как это нет записи, — не поверил Амосов. – Врачи есть. Все вы можете записаться…

Повисла пауза. Антон потрясенно замолчал. Валентина Лихошва попробовала сменить направление:

— Да, вы верно говорите, что эпидемия вышла за пределы «уязвимых групп». Но в них она так и осталась. Эпидемия оттуда не ушла и все время там развивается. И все «уязвимые группы» испытывают одинаковые трудности при обращении к врачам. Они требуют отдельной работы. К ним не может прийти врач в белом халате. И они к вам не придут.  Давайте дальше вместе вести профилактическую работу среди МСМ.

— Гомосексуалисты вполне могут сами приходить в центр. У нас даже есть врач-гей, какие проблемы? – заявил главврач.

Валентина спросила, почему хотя бы не возобновить работу среди секс-работниц при такой половой передаче?

— К нам на прием приходит 40 секс-работниц, никаких проблем не вижу, — отрезал он снова.

Мне тоже не давал покоя один вопрос, и я его задала: что это за «18 выездов» сделал автобус «Доверие», если не на «точки»?

— Да, мы не ездим на ул. Свердлова (самая известная «точка», — авт.), — раздражено сказал Аркадий Амозов. —  И я горд! Что мы не получаем ни одного гранта! Потому что всё вот это делалось на гранты! А мы работаем на бюджетном финансировании!

— Это была грандиозная ошибка: присоединение Центра-СПИД к КВД, — не выдержала депутат Наталья Лещинская. – Вы в КВД привыкли работать с инфекциями, передающимися половым путем. Но ВИЧ — это не гонорея, которую можно вылечить уколами! ВИЧ — это на всю жизнь. И на всю жизнь человек —  источник инфекции. Без профилактики остановить эпидемию будет невозможно!..

Кончился «круглый стол», на мой взгляд, ничем: договорились «обменяться предложениями». А потом главврач и замминистра пошли показывать неразумному Антону, как надо записываться к стоматологу. Они стояли около регистратуры и говорили, что «да есть врач, конечно, как нет, а второй, кажется, в отпуске, но мы сейчас…». Внезапно замминистра решил сдать кровь на ВИЧ, получил направление и в сопровождении главврача ушел. Антон остался без направления.

Мы пытались потом записать его через электронную запись. Расписания работы врачей на сайте ЦСВМП нет. После ввода фамилии сайт любезно предложил на выбор четырех дерматологов-венерологов. Записи к инфекционисту, стоматологу, гинекологу, педиатру нет.

 Наталья Лещинская: понимания нет.

— Главврач не совсем понимает, что путей передачи ВИЧ-инфекции все-таки три, а не один, — говорит депутат Наталья Лещинская. — Поэтому у него о профилактике представление такое: «Меньше надо ездить по курортам!».

— А кто принял решение о слиянии с КВД?

— Решение о реорганизации было принято в одностороннем порядке Министерством здравоохранения Мурманской области. Я как член комитета по охране здоровья Мурманской областной Думы и врач-эпидемиолог выступала против такого объединения. Я говорила, что уж если объединять, то с инфекционной больницей. Но альтернативы не было – присоединять к ГОАУЗ «МОЦ СВМП» и точка. Но и тогда, и сейчас я считаю, что реорганизация, проведенная подобным образом, – ошибка.

— Почему?

— У ЗППП и ВИЧ-инфекции абсолютно разные подходы в лечении и профилактике, если можно так выразиться – другая психология лечения. Это не венерические болезни, которые лечатся 10 уколами, а именно с такими заболеваниями привыкли работать специалисты КВД. ВИЧ-инфекция – это пожизненный диагноз, и работа команды, я подчеркиваю – команды врачей, в первую очередь должна быть направлена на улучшение качества жизни пациентов и профилактику распространения инфекции. А значит, здесь должны принимать участие психологи, специалисты, работающие по программе «равный-равному», группы поддержки, отделения первичной и вторичной профилактики. Это штат специалистов-профессионалов, работа которых должна быть хорошо налажена.

И уже год назад я понимала, что КВД будет просто неспособен обеспечить на своей базе условия для полноценного функционирования всех подразделений. Так и вышло.

Сегодня свыше 1% беременных женщин области инфицированы ВИЧ, что является маркером неблагополучной эпидситуации. И я считаю, что необходимо принимать срочные меры по передаче профилактики и лечения в созданный при областной больнице Инфекционный центр. Но Минздрав области  и блок областного Правительства, курирующий эту тему, ищут любой возможности уйти от конкретного решения…

 Елена М.: диалога нет.

Сейчас вся профилактическая работа в Мурманске ведется добровольцами и НКО, которые сами ищут себе финансирование. Такой «сам себе СПИД-Центр». Они и МСМ по клубам тестируют, и на ул.Свердлова на свой машине ездят.

Спустя месяц после круглого стола я хотела написать Антону, спросить, записался ли он к стоматологу. Но он уже лежал в больнице со 103 клетками.

На рядовом выезде к секс-работницам на ул. Свердлова из пяти тестов четыре были положительными.

В прокуратуру Мурманска ушло заявление Елены М. , которую, по ее словам, единственный инфекционист учреждения назвал «конченой наркоманкой» и отказал в выписке терапии, несмотря на очевидные показания: меньше 200 клеток: «Он вел себя по-хамски, говорил, что я веду асоциальный образ жизни, и будь его воля, он бы всех наркоманов уничтожил. Мне пришлось доказывать, что я в ремиссии. Он довел меня до слез. Диалога врач-пациент не получилось».

А тем временем бывший Центр-СПИД, а ныне Мурманский центр специализированных видов медицинской помощи выпустил пособие для детей по Правилам дорожного движения.

Автор: Анастасия Кузина.

Материал подготовлен при поддержке Координационного комитета по профилактике и борьбе с ВИЧ/СПИД в РФ в рамках Программы по расширению доступа уязвимых групп населения к услугам профилактики, лечения и ухода при ВИЧ/СПИДе.