Российское правительство попросили отменить норму о депортации ВИЧ+ иностранцев

35 лидеров общественных организаций из Восточной Европы и Центральной Азии подписали обращение к председателю правительства России с просьбой отменить норму о депортации ВИЧ-положительных иностранцев, устаревшую и лишенную всякого смысла с точки зрения эпидемиологического контроля.

“Норма о депортации никак не защищает граждан Российской Федерации, но вред от нее вполне конкретен для сотен ВИЧ-положительных иностранцев. Получив отказ в предоставлении вида на жительства или трудового патента они чаще всего не имеют возможности резко поменять свои планы и уехать домой для постановки на учет в СПИД-центр. Большинство остаются в мегаполисах на нелегальном положении и теряют всякую связь с медицинскими учреждениями, опасаясь депортации. Для многих такая подпольная жизнь тянется годами и часто заканчивается попаданием в реанимацию в тяжелом состоянии здоровья в связи с ВИЧ-инфекцией”, – рассказывает Даниил Кашницкий, консультант ВЦО ЛЖВ и эксперт по здоровью мигрантов.

“Если мигранты, например, из Украины, Молдовы, Узбекистана или из Таджикистана, в принципе, имеют возможность получить бесплатную терапию у себя на родине, то есть совсем вопиющие коллизии, как, например, в случае с ВИЧ-положительными гражданами Туркменистана. У мигрантов из Туркменистана альтернатив нет вообще, если мы говорим о законных путях”, – рассказывает Кирилл Барский, координатор проектов московского фонда “Шаги”. – “Вернувшись в Туркменистан и сдав подтверждающий тест на ВИЧ, они всегда получают ответ, что у них тест отрицательный. Это делали уже несколько человек, которые проходят у нас в фонде “Шаги” медико-социальное сопровождение. Все, что им остается, это искать платное лечение здесь, в России, потому что в Туркмении просто напросто нет такого сервиса. А те, кто не находятся в нашем поле зрения, те, кто остался один на один со своим статусом, это люди, за которых я переживаю больше всего. Они прячутся, скрываются, и что с ними дальше будет, никто не знает, к сожалению. У них нет права получать лечение нигде, даже у себя на их родине”.

Среди подписавших обращение:

7 руководителей российских организаций,

6 руководителей казахстанских организаций,

5 руководителей кыргызстанских организаций, 4 руководителя армянских организаций,

2 руководителя молдавских организаций, 3 руководителя украинских организаций,

2 руководителя белорусских организаций, а также по одному руководителю организаций Таджикистана, Узбекистана, Литвы, Азербайджана, Латвии и Грузии.

Текст письма:


Медведеву Д.А.
Председателю Правительства Российской Федерации
от ВИЧ-сервисных организаций стран региона ВЕЦА

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

В соответствии с Государственной стратегией противодействия распространению ВИЧ-инфекции на период до 2020 года Правительство Российской Федерации приняло на себя обязательство снизить число новых случаев ВИЧ-инфекции, увеличить охват населения медицинским освидетельствованием на ВИЧ-инфекцию и антиретровирусной терапией, сократить частоту развития осложнений и смерти от ассоциированных с ВИЧ-инфекцией заболеваний.

Одним из серьезных барьеров на пути реализации взятых в рамках Государственной стратегии обязательств является норма о депортации иностранных граждан с вирусом иммунодефицита человека, действующая с 1995 года в соответствии с ФЗ N38 “О предупреждении распространения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека”.

По многочисленным заявлениям представителей экспертного сообщества и пациентских организаций, сделанным на недавно прошедшей в Москве IV Международной конференции по ВИЧ/СПИДу стран Восточное Европы и Центральной Азии, данная ограничительная мера не является эффективной и только усугубляет скрытую эпидемию. На практике она приводит к тому, что мигранты с подозрением на ВИЧ или уже установленным диагнозом выпадают из поля зрения медицинских и миграционных служб, уходя в нелегальное пространство из-за боязни депортации. Фактически, эпиднадзор и медицинская помощь в этом случае выступают как карательные меры, а не как помогающие справится с ВИЧ-инфекцией.

В результате, ВИЧ-положительные иностранцы часто попадают в стационары больниц и реанимацию в тяжелом и запущенном состоянии в связи с ВИЧ-инфекцией. Зачастую, неправильное самолечение приводит к возникновению резистентных штаммов ВИЧ-инфекции, что, в свою очередь, вносит негативный вклад в эпидемию ВИЧ-инфекции в России, а также увеличивает нагрузку на государственный бюджет.

Норма о депортации также не является целесообразной с точки зрения эпидемиологического контроля. На сегодняшний день около 80% новых случаев ВИЧ-инфекции в регионе Восточной Европы и Центральной Азии происходят именно в Российской Федерации. Распространенность ВИЧ в странах, откуда направляются основные потоки трудовых мигрантов (Узбекистан – 0,16%, Таджикистан – 0,3%, Кыргызстан – 0,2%, Молдова – 0,2% от взрослого населения), в несколько раз ниже, чем в Российской Федерации (более 1% от взрослого населения).

Страны, откуда направляются ключевые потоки трудовых мигрантов, обеспечивают своих граждан, инфицированных ВИЧ-инфицированных, антиретровирусной терапией. Лечение иностранцев, инфицированных ВИЧ-инфекцией, может быть в перспективе обеспечено в рамках межправительственных соглашений, предусматривающих систему взаиморасчетов между странами, либо же, в рамках организованных межстрановых поставок препаратов, что позволит избежать дополнительной нагрузки на бюджет Российской Федерации.

Современная антиретровирусная терапия позволяет человеку, инфицированному ВИЧ-инфекцией, эффективно достигать подавления вируса, жить полноценной жизнью и участвовать в экономической жизни страны.

В 2016 году министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова на совещании Генассамблеи ООН по ВИЧ/СПИДу заявила, что анализируется возможность снятия ограничений с иностранных граждан с ВИЧ-инфекцией на въезд в Российскую Федерацию. Однако спустя два года упомянутая норма о депортации по-прежнему продолжает действовать.

Независимо от стадии межстрановых договоренностей по вопросу обеспечения доступа к лечению ВИЧ-инфекции, просим Вас по возможности и как можно скорее, в рамках реализации Государственной стратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекции, взять под особый контроль пересмотр условий въезда/выезда и нахождения иностранных граждан, инфицированных ВИЧ-инфекцией на территории Российской Федерации, поддержав инициативу Минздрава РФ, в данном вопросе, чтобы меры по противодействию эпидемии были действительно эффективными, а также обеспечить мигрантам доступ к медицинским услугам, оставаясь в правовом поле.

  1. Абраамян Варужан, председатель, НПО “Потенциал Пробуждения”, Ереван, Армения
  2. Алсеитов Канат, президент, ОФ “Балакай-Шымкент”, Шымкент, Казахстан
  3. Аманжолов Нурали, президент, ОЮЛ “Казахстанский Союз Людей Живущих с ВИЧ”
  4. Бакулин Михаил, генеральный директор, МООО “Позитивная Область”, Московская Область, Российская Федерация
  5. Билоконь Елена, руководитель, ОФ “Фонд женщин,живущих с ВИЧ”, Алматы, Казахстан
  6. Бурлак Алексей, директор, ОФ “Позитивная Инициатива”, Оренбург, Российская Федерация
  7. Вейкениекс Андрис, председатель правления “AGIHAS”, Рига, Латвия
  8. Габриелян Сергей, президент, НПО “Новое поколение”, Ереван, Армения
  9. Дымарецкий Олег, директор, БО “Меридиан”, Полтава, Украина
  10. Еремин Олег, председатель координационного комитета, Ассоциация “БелСеть АнтиСПИД”
  11. Ермолаева Ирена, директор ОФ “Астерия”, Бишкек, Кыргызстан
  12. Жолнерова Наталья, директор, ОО “Амелия”, Талдыкорган, Казахстан
  13. Зверьков Константин, Председатель правления, ОО “Эра Милосердия”, Одесса, Украина
  14. Исламова Шахназ, руководитель ОО “Таис Плюс”, Бишкек, Кыргызстан
  15. Камилова Севар, директор, ОО “Гули Сурх”, Душанбе, Таджикистан
  16. Кропинов Алексей, председатель совета, КРОО “Будем Жить”, Калужская область, Российская Федерация
  17. Кульшис Светлана, президент Ассоциации женщин, уязвимых к ВИЧ, и их близких, Вильнюс, Литва
  18. Курманов Санжар, исполнительный директор, ОО “Лабрис”, Бишкек, Кыргызстан
  19. Майилян Женя, президент, НПО «Реальный мир, реальные люди», Ереван, Армения
  20. Маргарян Нвард, президент, НПО “Общественная информация и нужда в знаниях”, Ереван, Армения
  21. Маяновский Владимир, президент, РОО “Центр+”, Москва, Российская Федерация
  22. Мраева Альбина, директор, БФ “Светоч”, Набережные Челны, Российская Федерация
  23. Муляр Вячеслав, координатор программ, Центр информации “Гендердок-М”, Кишинев, Молдова
  24. Мусаев Эркин, президент ОФ “Просвет”, Бишкек, Кыргызстан
  25. Орсеков Данияр, исполнительный директор, ОО “Кыргыз Индиго”
  26. Пчелин Игорь, председатель правления РБО борьбы со СПИДом “Шаги”
  27. Статкевич Ирина Евгеньевна, председатель правления Белорусского ОО “Позитивное движение”, Минск, Беларусь
  28. Твалиашвили Лаша, исполнительный директор, НПО “Реальные люди, реальное видение”, Тбилиси, Грузия
  29. Томчински Войцех, сопредседатель МБО “Восточноевропейское и Центральноазиатское объединение людей, живущих с ВИЧ”, региональная организация
  30. Унтура Людмила, исполнительный директор, “Лига людей, живущих с ВИЧ”, Кишинев, Молдова
  31. Учаев Сергей, председатель, ННО Ишонч ва Хаёт, Объединение людей, живущих с ВИЧ, Ташкент, Узбекистан
  32. Цуник Вячеслав, президент, РРОО “Ковчег-АнтиСПИД”, Ростов-на-Дону, Российская Федерация
  33. Шарифов Нофал, Председатель ОО по борьбе со СПИДом, Баку, Азербайджан
  34. Швец Дмитрий Сергеевич, исполнительный директор, ОФ “Ранар”, Бишкек, Кыргызстан
  35. Яцко Алла, председатель, Союз организаций работающих в области профилактики ВИЧ, Бэльц, Молдова.

Источник