пытки

Пациенты с ВИЧ жалуются на пытки

В Комитет ООН передан доклад об отказах в лечении и криминализации инфекции в России.

В распоряжении “Ъ” оказался альтернативный доклад Комитету ООН против пыток от российского сообщества людей, живущих с ВИЧ,— это первый подобный документ, направленный от них в ООН. В нем сообщается об отказах пациентам с ВИЧ в России в доступе к антиретровирусной терапии (АРВТ) и тестированию (на иммунный статус и вирусную нагрузку). С отказами сталкиваются, например, лица, содержащиеся под стражей, или те, у кого нет постоянной регистрации в том или ином городе. Авторы доклада указывают, что отказы «основаны на дискриминационных основаниях» и «приводят к ненужной боли и страданиям людей, живущих с ВИЧ».

64-я сессия Комитета ООН против пыток состоится в Женеве 23 июля—10 августа 2018 года. Россия в числе стран, официальные представители которых должны будут ответить на сессии на вопросы по ранее представленным национальным докладам о выполнении Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Также на сессии будут представлены альтернативные доклады различных НКО. Один из альтернативных докладов, в частности, подготовлен на российском форуме людей, живущих с ВИЧ, который впервые прошел в июне 2018 года. По мнению его авторов, отсутствие доступа к лечению и тестированию на ВИЧ в местах лишения свободы попадает под определения ст. 1 и ст. 16 Конвенции против пыток. Ст. 1 дает определение пыткам как действию, которым, в частности, какому-либо лицу умышленно причиняется боль или страдание, например, по причине, основанной на дискриминации и когда боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, в том числе с их ведома или молчаливого согласия. Ст. 16 указывает, что каждое государство-участник конвенции обязуется предотвращать другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не попадают под определение пыток.

«В 2012 году НКО “Зона права” зафиксировала случай значительной боли и страданий человека в СИЗО №6 УФСИН по Московской области из-за отсутствия у него доступа к АРВТ в течение семи месяцев,— сообщается в документе.— В этой же НКО зарегистрирован случай осужденного инвалида, живущего с ВИЧ и гепатитом С, которому в период с апреля по декабрь 2015 года в ИК-5 УФСИН по Тамбовской области было отказано в доступе к АРВТ». В октябре 2017 года в женской колонии №9 прокуратурой Новосибирской области «были установлены факты, что ВИЧ-инфицированным заключенным было отказано в доступе к АРВТ». Всего в докладе приведено более десяти примеров отказа осужденным в доступе к АРВ-терапии или тестированию.

«Прекращение лечения, приостановка лечения или прием менее трех лекарственных препаратов из схемы АРВ-терапии у пациентов с ВИЧ-инфекцией могут привести к прогрессированию заболевания, развитию резистентных форм вируса, вызвать ряд заболеваний, таких как туберкулез, рак, пневмоцистная пневмония, токсоплазмоз и других, что приводит к смерти»,— отмечают авторы альтернативного доклада, напоминая, что, по данным Федеральной службы исполнения наказаний, более 25% смертей в тюрьмах происходят из-за ВИЧ.

Также в докладе говорится об отказе в выдаче АРВ-терапии людям, живущим с ВИЧ, в медучреждениях «на дискриминационной основе»: «Люди, зарегистрированные на одной территории, не могут получить АРВТ, если они действительно живут в другом регионе». Например, приводится история пациента Вячеслава, который жил и работал в Москве с 2009 года, но никогда не имел постоянной регистрации. По временной московской регистрации Вячеслав состоял на диспансерном учете в центре СПИД и получал лекарства, однако в январе 2015 года Московский СПИД-центр отказал ему в предоставлении лекарств на основании временной регистрации. Московские органы здравоохранения посоветовали Вячеславу вернуться в Новосибирск для получения лечения, а московские суды не восстановили права пациента, сообщают авторы доклада. С 2015 по 2016 год состояние его здоровья ухудшилось — иммунный статус снизился до 10 клеток (является стадией СПИДа), и в результате Вячеслав пережил инсульт.

Авторы доклада обращают внимание и на криминализацию ВИЧ-инфекции в России, в частности, на ч. 1 ст. 122 УК РФ (заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ).

«ВИЧ является единственным заболеванием, которое может привести к уголовному наказанию независимо от того, имела ли место фактическая передача ВИЧ-инфекции»,— говорится в докладе.

В России, по мнению авторов доклада, также нарушаются ст. 2 и ст. 10 Конвенции против пыток, согласно которым государство-участник должно принимать законодательные, административные, судебные и другие меры для предупреждения актов пыток, а также обеспечить включение учебных материалов и информации о запрещении пыток в программы подготовки персонала правоприменительных органов, медицинского персонала и государственных должностных лиц.

«РФ не приняла административных мер для предотвращения тюремной администрацией отказа в назначения АРВТ и тестирования на иммунный статус и вирусную нагрузку среди заключенных,— говорится в докладе.— Основная причина таких отказов — несовершенная система закупок, когда тюрьмы не получают АРВТ вовремя и в количествах, необходимых для обеспечения доступа к АРВТ и тестированию». Законы, которые предоставляют доступ к АРВТ в соответствии с правилами регистрации по месту жительства, «являются основными причинами отказа в доступе к АРВТ для людей с ВИЧ в местах их фактического проживания», подводят итог авторы доклада.

Источник