юла

«Фельдшер кричала, что не будет обслуживать роженицу с ВИЧ»

Как в Калининграде защищают права наркоманов и заключённых.

Больше 20 лет назад в Калининграде появилась общественная организация «ЮЛА», которая помогает наркоманам, людям с ВИЧ, заключённым и освободившимся — тем, кому часто больше некуда пойти и не к кому обратиться. Председатель совета «ЮЛА» Виктория Осипенко и лидер инициативной группы «Становление» Герман Урыков стали гостями очередной программы «Страна других» на радио «Комсомольская правда — Калининград«.

Кто работает в команде «ЮЛА» 

Психологи, врачи, юристы, социологи. Отдельное подразделение — инициативная группа «Становление», помогающая наркоманам. В неё входят те, кто раньше употреблял наркотики и знает проблему изнутри.

Как помогают людям с диагнозом «ВИЧ»

Виктория: «Наш регион впервые столкнулся с этой проблемой в 1996 году. Среди прочих диагноз получил брат моего друга. Лечения не было. Больные думали, что умрут через два-три года. Узнав о том, что эти люди приходили ко мне домой, знакомые ужасались: «Ты что, их кофе поишь? Выброси чашки». В колонии их держали в закрытой зоне. Они говорили: «Мы отсюда не выйдем». С 2007 года препараты стали доступны. Появились форумы, где люди переписываются, поддерживают друг друга. Одна из групп собирается на базе нашей организации. Всё анонимно, никто не знает, что это за люди. Они по-прежнему прячутся, как и больные туберкулёзом».

Волонтёры «ЮЛА» ведут уличную социальную работу, посещают инфекционную больницу, туберкулёзный диспансер, центр СПИДа. Часто люди, получившие диагноз «ВИЧ», не знают, куда обратиться. Одна из задач — объяснить, что с этим заболеванием можно жить, регулярно принимая препараты.

Герман: «Однажды мы помогли выиграть процесс и получить компенсацию морального вреда по делу о разглашении диагноза. Женщина рожала, а фельдшер кричала на всю колонию: “Я не буду вичовую обслуживать!”».

Что такое план сопровождения?

Герман и Виктория рассказали историю одной из клиенток «ЮЛА» (здесь не любят слово «подопечные» и говорят, что безвозмездно оказывают услуги). Алиса с юности употребляет наркотики, с возрастом стала делать это эпизодически. Была задержана по традиционной в таких случаях 228-й статье УК за хранение наркотиков для личного употребления без цели сбыта. В «ЮЛА» Алисе предложили так называемый план сопровождения — документ, где оговаривается, какие собрать справки, какие собрания посетить и другие условия. Алиса выполнила все.

Герман: «Мы выступали в суде в качестве свидетелей. Алиса получила условный срок и из-за пережитого стресса перестала употреблять наркотики. В судах нас уже слушают как экспертов. Наркомания — это хроническое заболевание, люди по многу лет сидят за свою болезнь».

Виктория: «Но условный срок — это тоже срок, и если осуждённый что-то нарушает — наказание усиливается вдвойне. Когда человек летит вниз, это как снежный ком, который всё сметает на своём пути. И вдруг — раз: остановился и стал думать. У нас нет задачи лечить и реабилитировать, для этого полно ребцентров, наркологическая больница отлично работает. Для нас важно сохранить его жизнь и здоровье, когда он бросит употреблять. Чтобы не было передозировки, чтобы он не заразился. И ещё. С помощью этих людей мы выявляем тонкие места в системе. Низкопороговый пункт в наркодиспансере был организован пять лет назад при нашем участии. Туда можно прийти без документов, без постановки на учёт, получить консультацию и решить, нужно ли продолжать принимать наркотики. То есть мы видим проблему — накидываемся на неё всем миром, даём государственным структурам алгоритм. Например, мы помогали центру помощи семье и детям, теперь они без нас прекрасно справляются».

Герман: «Сейчас много молодых, употребляющих смеси, спайсы. Наркологические службы, психиатрия не знают, как с этим работать. Новомодные наркотики — очень большая проблема».

Виктория: «К нам не приходят подростки, они не воспринимают наркотики как проблему. Изменился тип вещества. Раньше наркотики называли дурью, сейчас — отравой. Если ребёнок становится странным, из дома начинают пропадать деньги — это повод для тревоги. Но тут надо менять всё в семье, а родители не готовы к этому».

Герман: «Да, это называется созависимость. Болезнь всей семьи».

Дорога к морю

«ЮЛА» занимает небольшое помещение на улице Коперника. Однажды зашёл мужчина прямо в тюремной робе: «Я освободился». Он ехал к отцу, но не застал: отец ушёл в море…

Герман Урыков состоит в общественной наблюдательной комиссии за соблюдением прав задержанных и заключённых. «Бывая в колониях, я всегда говорю: не теряйте социальных связей».

У недавних зеков множество проблем. Люди остаются без прописки, не могут получить медпомощь, нуждаются материально. Поэтому большинство рецидивов происходит в первые месяцы после освобождения.

Виктория: «Представьте: человека освободили по болезни. У него не было регистрации, он не мог получить обезболивающие. Мы нашли врачей, помогли оформить документы. Человек успел съездить на море и ушёл из жизни достойно, в хорошем окружении, без боли».

Источник