тюрьма

Заключенных свердловских колоний убеждают лечить ВИЧ и туберкулез

Сотрудники центра социальной помощи «Луна» (Екатеринбург) начали проводить обучающие семинары для заключенных пенитенциарных заведений Свердловской области, не получающих лечения от ВИЧ и туберкулеза (некоторые от него отказываются). Специалисты считают проблему масштабной, но сотрудники ГУФСИН уверяют, что все не так плохо.

Людмила Винс, руководитель проектов в ЦСП «Луна», заявила, что в лечебном исправительном учреждении (ЛИУ) № 51 (Нижний Тагил), где врачи борются с сочетанными инфекциями ВИЧ и туберкулеза, и в других колониях Свердловской области большой процент заключенных остается без системного лечения. В первую очередь это касается больных, подписывающих отказ от терапии.

«Причины могут быть разными, – поясняет Людмила Винс. – Это и недоверие к врачам (лекарственным препаратам), предрассудки и убежденность, что смертельный исход предопределен. Если тюремный срок большой, человек не доживает до освобождения или выходит на свободу инвалидом».

Сложность еще и в том, подчеркивает Людмила Винс, что колонии расположены далеко от областного центра, и заключенным не всегда доступна помощь инфекционистов, фтизиатров и гепатологов. Теперь сотрудники центра пытаются повысить приверженность больных лечению с помощью обучающих семинаров. Проект финансирует Фонд президентских грантов.

Начальник пресс-службы ГУФСИН России по Свердловской области подполковник Александр Левченко подтверждает, что ему известно о проблемах, перечисленных Людмилой Винс, но они касаются незначительной части заключенных. «Жалобы от заключенных и их родственников действительно поступают. Вопрос – насколько они объективны, – говорит он. – Выводы правозащитных организаций зачастую ошибочны. Осужденные – это в основном рецидивисты (шесть-семь сроков), многие из которых никогда не консультировались у врачей и узнали о своих заболеваниях, только оказавшись в тюрьме. Здесь им поставили диагноз и начали оказывать помощь».

По словам Александра Левченко, отказы заключенных лечиться чаще объясняются их желанием быстрее выйти на свободу. «Они целенаправленно доводят себя до критического состояния, при котором возможно досрочное освобождение, – поясняет он. – Но таких отчаянных немного – десятки, может быть, пара сотен больных из нескольких тысяч человек. Мы не можем лечить их насильно, ведь и на свободе многие отказываются от лекарств и прививок».

Александр Левченко заверил Medvestnik.ru, что администрация пенитенциарных учреждений готова изучать случаи, когда заключенные не могут получить медицинскую помощь. При этом Людмила Винс уверяет, что руководство колоний склоняет больных отказываться от лечения ВИЧ-инфекции и туберкулеза из-за сложных медицинских схем, которых во ФСИН просто нет.

Источник