В глухих уральских деревнях нашли ВИЧ у бабушек и дедушек

В Тюменской области у жителей труднодоступных деревень обнаружена ВИЧ-инфекция. Об этом рассказала Наталья Устюжанина — директор реабилитационного центра «Поколение», реализующего проект по тестированию на ВИЧ жителей отдаленных территорий. Из 438 человек, проверенных с начала года, опасное заболевание выявлено у двенадцати. Среди ВИЧ-инфицированных — люди старше 60 лет.

«Этот проект мы начали в прошлом году (финансировал департамент здравоохранения области), тогда проехали Тобольский и Нижне-Тавдинский районы, в этом году проект реализуется в рамках президентского гранта — мы уже побывали в Уватском и Викуловском районах, — рассказывает руководитель проекта. — Берем самые труднодоступные деревни. В некоторые можно попасть только на пароме, есть населенные пункты, куда можно добраться только по зимнику».

В каждый выезд отправляется сборная бригада: психолог, медик, берущий анализы и активисты центра «Поколение» — так называемые аутрич-работники. Их задача — достучаться до людей из «групп риска». «Мы просим местных коллег показать, где есть притоны, и, если получается их найти, то идем прямо туда», — поясняет Устюжанина. Но в основном тестирование проводятся на базе фельдшерско-акушерских пунктов или амбулаторий.

Прийти туда и провериться на ВИЧ для сельского жителя — почти подвиг: все очень стесняются. Поэтому ВИЧ-активисты заманивают народ шприцами и презервативами. «У нас осталось много шприцев от проектов помощи наркоманам, а в деревнях они очень востребованы: кто животным уколы ставит, кто бабушкам, — рассказывает Наталья. — С презервативами еще смешнее: обычно фельдшер говорит: „Я лишь пару человек уговорила“, но как только проходит слух, что раздают презервативы, народ набегает. Просят и для себя, и для „бабы Мани“. Прячут под штаны или кофту: вынести презерватив в руках — нереально».

Из 438 тестов положительным результат оказался в 12 случаях: это 2,75% — зараженность ВИЧ-инфекцией выше, чем в Екатеринбурге, где власти объявили об эпидемии, когда уровень превысил 2% (по нормам ВОЗ, генерализованная стадия эпидемия — когда ВИЧ заражен 1% населения). Правда, сравнение очень условно: «уличные срезы» всегда дают более высокий уровень.

Принятие страшного диагноза в деревнях происходит очень тяжело. «Некоторые говорят: не вздумайте фельдшеру сообщать — потом все узнают, и я стану изгоем, — поясняет руководитель проекта. — Мы мотивируем жителей, чтобы они ехали в Тюмень». В ряде случаев это удается: например, те, люди, у которых ВИЧ был выявлен в возрасте 63 и 65 лет, уже побывали в областном центре СПИДа: встали на учет, прошли повторные анализы.

Не вполне адекватные реакции бывают и у местных медиков. «Вы сейчас навыявляете, а нам с этим потом работать!» — упрекают фельдшеры. «Лучше, если у человека настанет стадия СПИДа? — отвечает им Устюжанина. — Я уже не говорю про опасность распространения: деревни маленькие, жители вместе пьют, спят друг с другом». По ее словам, чаще всего ВИЧ распространяется в деревнях именно половым путем.

После Уватского района мобильные бригады намерены отправиться в Ярковский и Заводоуковский районы области, а в конце года вновь посетить Нижне-Тавдинский, который, наряду с Тобольском, считается самым пораженным. Тюменская область, напомним, входит в число регионов-лидеров по ВИЧ-инфекции.

Источник