Врачебная тайна или «особое» отношение. Почему рязанцы с вирусом иммунодефицита вынуждены скрывать свой статус

В конце августа после двух инсультов в областной клинической больнице умерла переехавшая в Рязань 27-летняя жительница Тольятти. Ее сестра-близнец предположила, что молодой женщине вовремя не оказали медпомощь из-за ВИЧ, диагностированного пять лет назад. Региональный Минздрав никак не объяснил «волокиту» с необходимыми анализами и операцией, сославшись на врачебную тайну. Корреспондент «7×7» поговорил с другими ВИЧ положительными рязанцами и экспертами об отношении врачей и общества к инфицированным.

История Надежды

Затянувшееся обследование

— У Надюшки 10 августа сильно заболела голова. Она кричала от боли, держалась за голову руками. Я вызвала скорую, посмотрела на сестру — у нее опустился уголок губ, в глазах стоял ужас. Врач попросил ее встать с кровати и дотронуться рукой до кончика носа, и у сестры хлынула из носа кровь. Ее забрали в ОКБ, я осталась со своей дочерью и племянницей, — рассказывает Анастасия Рузанова о последних днях сестры.

Сестры-близнецы Анастасия Рузанова и Надежда Дербишина переехали в Рязань из Тольятти несколько лет назад — подальше от невыносимой экологии и безработицы. Одной в конце сентября исполнилось 28 лет, другая навсегда останется 27-летней: она не дожила до своего дня рождения чуть меньше месяца. Настя уверена, что «ее Надюшка» могла бы сейчас жить, воспитывать девятилетнюю дочь, если бы не халатность врачей ОКБ или их отношение к ее статусу ВИЧ-положительной.

У каждой из сестер была самостоятельная жизнь, они разъезжались в разные города, но ежедневно созванивались и чувствовали друг друга. Одна развелась с мужем — у другой тоже начались проблемы в личной жизни, одна заболевала — другую мучили ночные кошмары, и наоборот. Настя вспоминает:

— Лет пять назад Надежда начала встречаться с парнем, о котором только потом узнала, что он принимает наркотики. Старалась уговорить его бросить, но чуть не «подсела» сама. Испугалась и рассталась с ним. Уже потом узнала от знакомых, что у него диагностировали ВИЧ. Сдала анализы — результат оказался положительным. По словам сестры, вирусная нагрузка у Надежды была в норме, дискомфорта от иммунодефицита не было. Сестра — только переживала из-за самого диагноза — то впадала в депрессию, то подбадривала себя, а однажды сделала на груди тату: «Имей мужество жить, умереть может каждый».

Тогда, 10 августа, Надежду обследовали, не выявили никаких опасных для жизни заболеваний и отправили домой. А утром приступ повторился. Когда Надю везли на каталке, она все время кричала: «Мне больно, как мне убить эту боль?! Я умираю!» Во время повторного обследования врачи диагностировали кровоизлияние и врожденную аневризму (истончение стенки сосуда) головного мозга. Нужна была срочная операция, чтобы установить на аневризму «клипсу», но в ОКБ такую операцию делают только путем трепанации черепа.

— Мы с мужем подумали: она столько вытерпела, неужели ей еще и череп сверлить? И помчались в Москву, в институт имени Бурденко, — рассказывает Анастасия.

Операцию назначили на 28 августа, перевезти Надежду в Москву должна была рязанская ОКБ. За три дня до предполагаемой операции выяснилось, что московская клиника запросила более подробный анализ на ВИЧ. Настя уверена, что его можно было быстро сделать в коммерческой лаборатории, и сама уже обо всем договорилась, но врачи нейрохирургического отделения пообещали, что сами сделают анализы, а потом решили пригласить на операцию хирурга из Москвы. Ничего не успели.

«29.08.2019 в 08:30 состояние пациентки терминальное, зафиксирована остановка сердечной деятельности. Реанимационные мероприятия в течение 30 минут без эффекта. В 09:00 констатирована биологическая смерть», — заключение из больничной выписки.

— Я не представляла, сколько потребуется денег на транспортировку в Москву и лекарства, поэтому попросила помощи у рязанцев во «ВКонтакте». Люди откликнулись, собрали несколько десятков тысяч рублей. А после смерти Надюшки Минздрав сделал виноватыми нас обеих. «Средства собирать не было необходимости. Пациентка была всем обеспечена. К сожалению, она пренебрегла рекомендациями врачей, поэтому произошел повторный экстренный приступ» — это они сказали какому-то изданию, я не помню. А слова запомнила на всю жизнь. Обе виноватыми оказались, — рассказывает Анастасия.

Собранные средства она потратила на похороны в Тольятти.

Читать материал полностью