Взгляд сообщества: Катрин Хили для Форума СР о декриме в Новой Зеландии

Вы наверняка слышали, что в результате реформы в 2003 году Новая Зеландия отменила ответственность за проституцию, и эта модель является самой безопасной для секс-работников. В октябре 2020 Исполнительный комитет Форума СР провел скайп-беседу с активисткой по защите прав секс-работников Катрин Хили из Новой Зеландии. Именно благодаря работе Катрин и ее организации секс-работники в ее стране получили право на легальную работу, защиту от насилия и снижение стигмы.

Когда мы начали пристально изучать эффективные подходы к профилактике ВИЧ среди секс-работников, на просторах интернета мы нашли не так много информации о Новой Зеландии. Так, наукой доказано, что в странах, где проводят подобные реформы, уровень ВИЧ-инфекции среди секс-работников намного ниже (Источник: Reeves, A., et al., (2017), National Sex Work Policy and HIV Prevalence Among Sex Workers: An Ecological Regression Analysis of 27 European Countries, The Lancet HIV, 4:3 134 — 140.). По одному из научных прогнозов декриминализация предотвратит от 33 до 46 процентов ВИЧ-инфекций среди секс-работников в течение 10 лет (Источник: Kowalski, S., et al, (2014), Global Epidemiology of HIV Among Female Sex Workers: Influence of Structural Determinants, The Lancet 385:9962, p55-71). У нас появилось много вопросов. Идея связаться и узнать все «из первых рук» возникла после встречи Форума секс-работников в сентябре 2020, и Катрин ответила нам.

Катрин Хили, которая до секс-работы получила педагогическое образование и работала учителем, очень быстро поняла, что в Новой Зеландии у секс-работников, -включая женщин, мужчин и трансгендерных персон, — не было никаких законодательных прав, защиты со стороны закона или профсоюзов. В 1987 она создала организацию под названием «Новозеландский коллектив проституток» (NZPC) и выступила в защиту прав секс-работниц. NZPC принимала участие в разработке текста закона о реформе проституции, а сама Хили координировала рабочую группу по написанию проекта реформы. Их стратегия окупилась, и, после вступления в силу законопроекта в 2003 году, Катрин продолжила работу, чтобы продолжать улучшать положения секс-работников в своей стране. В 2018 году Катрин Хили была награждена Новозеландским орденом за заслуги перед королевой Елизаветой II и носит титул Дамы – это женский эквивалент рыцарского титула «сэр», его дают за особые заслуги перед страной. Орден она получила именно за свой вклад в декриминализацию.

Как же секс-работникам удалось продвинуть закон в правительстве? Какие сейчас отношения у секс-работников с полицией? Что происходило с секс-работой во время эпидемии КОВИД-19? Вот что нам рассказала Катрин Хили.

В Новой Зеландии объединения секс-работников работали изначально в атмосфере сотрудничества и партнерства со всеми другими группами гражданского общества. Одним из залогов успеха был консенсус о том, что секс-работа — это работа, и ее администрирование — это менеджмент, иными словами. «Наш успех во многом зависел от того, что очень много коллективов секс-работников работали вместе, было некое соревнование между секс-работниками. Все мы ссылались на секс-работу как работу, а также на вопросы здравоохранения, прав человека и насилия. Основной акцент при продвижении закона мы сделали на то, что данный закон поможет повысить безопасность секс-работников,» — отмечает Катрин.

Чтобы изменить закон, NZPC удалось привлечь на свою сторону тех, кто занимался и вопросами женщин, и гендерным равенством, и борьбой с насилием и торговлей людьми. «Мы не были очень радикальными, имидж нашего движения позволяет сотрудничать с совершенно разными партнерами и находить с ними общие точки соприкосновения». Все эти люди согласились, что им необходимо было работать вместе с секс-работниками, чтобы помочь последним быть более защищенными.

«Мы, секс-работники, — отметила Катрин, — не хотели отталкивать от себя и те группы, которые занимались вопросами противодействия торговли людьми и миграцией. Сейчас, например, организация взаимодействует с Министром Миграции. Мы также сотрудничали с группами ЛГБТИ. Теми, кто работает с вопросами сексуального и репродуктивного здоровья, с ассоциациями медсестер. Общественное здравоохранение и защитники прав женщин также были нашими союзниками. К нам присоединились и те, кто работает с молодежью и также профсоюзы, которые разделяли идею о секс-работе как о работе».

Для коллективов секс-работников работа на местном уровне продолжается и сейчас: после принятия закона была большая враждебность на местах, и нужно было искать точки взаимодействия, разъяснять значение закона, работать с вопросами стигмы и плохого отношения к секс-работникам со стороны местных жителей. Очень важной задачей, актуальной и сегодня, NZPC оказалось то, что местном уровне было необходимо наладить взаимодействие с местными властями и муниципалитетами. Результатом этой последовательной работы является то, что муниципалитеты выделяют средства на работу с местными жителями для повышения толерантности.

— Преимущества для здравоохранения стали очевидны. Благодаря закону снизилась заболеваемость по сифилису и гонорее, во многом благодаря безопасному пространству и тому, что использование презервативов закреплено законодательно. Секс-работники раскрывают вид своей работы врачам, чтобы те могли назначить соответствующие обследования и лечение, а секс-работники — получить лучший уход и заботу. Низкий уровень распространенности ВИЧ-инфекции удалось сохранить таким же минимальным.

— После принятия закона улучшились отношения с полицией. В первое время полицейские негативно отнеслись к новому закону, так как раньше широко была распространена практика использовать секс-работников как информаторов для раскрытия других преступлений. Теперь же у секс-работников появилось больше возможностей и законных оснований не отвечать на такие запросы, аргументировать свою позицию в полиции и суде, так как теперь они знали: закон на их стороне. В итоге, полиция старается создавать меньше конфликтных ситуаций, корректно расследует дела секс-работников и часто обращается в NZPC за консультацией, как лучше поступить в той или иной ситуации.

— Кроме того, NZPC добилась того, чтобы мигранты, для которых секс-работа остается нелегальной в Новой Зеландии, могли обратиться в местную полицию в случае насилия. Полиция работает в этом случае автономно и не обязана информировать миграционную службу. Раньше такие преступления оставались без расследования из-за страха мигрантов перед депортацией из страны.

— Как Вы знаете из СМИ, Новая Зеландия одной из первых стран успешно справилась с пандемией коронавируса, и нас интересовал взгляд секс-работников на то, что происходило в обществе в этот момент. В самом начале эпидемии КОВИД-19 правительство обратилось к коллективам секс-работников, понимая, что это контактная работа, чтобы обсудить эпидемию и сотрудничество. Позже, секс-работники наравне с представителями других профессий могли обратиться за субсидией без дискриминации или раскрытия конфиденциальной информации. Например, в анкете не обязательно было указывать, что ты секс-работник, и компенсацию выплачивали очень быстро, за 2-3 дня. Полиция во время эпидемии патрулировала улицы, и, если им попадались уличные секс-работники, например, транс-персоны или бездомные люди, они звонили в NZPC и советовались, в какое безопасное место их отвести.

Несмотря на очевидные преимущества этой модели регуляции секс-работы для здравоохранения и общественного порядка, у NZPC все равно остается много работы. У секс-работников Новой Зеландии остаются такие проблемы как

Положение мигрантов и секс-работа. Официально люди, имеющие статус мигрантов, не могут заниматься секс-работой и остаются в «серой зоне» и поэтому многие избегают любых контактов с полицией, даже для защиты от насилия.

Стигма или предвзятое отношение к секс-работникам по-прежнему остается проблемой. В Новой Зеландии стигма по-прежнему вынуждает секс-работников скрывать свои лица, чтобы не бросить тень на своих детей и семью, не встретиться с непониманием близких. Из-за этого не все секс-работники говорят окружающим о роде своего занятия, опасаясь плохого отношения. Кроме того, стигма нашла определенное отражение в регулировании и ограничениях этой сферы услуг. Со стигмой связана определенная цензура и правила, которые касаются рекламы, также необходимо учитывать расположение религиозных учреждений и других значимых построек и так далее.

Катрин Хили говорит, что ее организация секс-работников продолжит работу в сфере прав человека и здоровья для секс-работников, чтобы справиться с этими проблемами. А Форум СР продолжит исследовать положительные примеры, которые помогают с участием секс-работников держать под контролем эпидемии – ВИЧ-инфекции или, как сейчас, КОВИД, — в других странах.